Сытник: я обыскиваю — значит я существую. Расследование

Других писателей у меня нет, говорил когда-то товарищ Сталин. Вот и у Коломойского других исполнителей, кроме Богдана, в вертикали нет. И никто, кроме Богдана, не сможет возглавить спецоперацию по отмене запуска энергорынка. Нет, Баканов, конечно, может написать письмо о том, что рыночные тарифы для ферросплавного холдинга Коломойского угрожают национальной безопасности, а Зеленский может внести законопроект о переносе запуска рынка на год. Но все прекрасно понимают, что как для Зеленского, так и для Баканова, запуск энергорынка и, например, запуск адронного коллайдера – явления примерно одного порядка. Они просто выполнили розданное Богданом.

Который, в отличие от них, хорошо понимает задачу. Отмене второго этапа энергореформы в корыстных интересах Коломойского надо придать хотя бы видимость легитимности. А для этого надо, чтобы от реформы публично отказался один из ее провайдеров – НКРЭКУ.

Как когда-то во времена товарища Сталина академику Вавилову рекомендовали отказаться от буржуазной науки генетики, и признать методы народного академика Лысенко. А потом уже с помощью подконтрольной Нацкомиссии регулировать тарифы в интересах Игоря Валерьевича.

Как это сделать? Конечно, с помощью шантажа уголовным делом. Мы уже писали, что главу НКРЭКУ Оксану Кривенко вызывали в АП, где предлагали либо подать в отставку, либо отказаться от планов запуска рынка. После отказа НАБУ провело обыски у Кривенко и экс-члена комиссии Евдокимова по делу о «Роттердам+».

Дело это НАБУ с отрицательным для себя результатом (все проведённые экспертизы признали законность использования формулы) расследует уже больше двух лет. Ключевая деталь сегодняшней ситуации – обыски НАБУ провело не в рабочих кабинетах Кривенко и Евдокимова, а дома. Что является абсолютно абсурдным действием со следственной точки зрения, но очень правильной с точки зрения давления и запугивания.

Адвокат НКРЭКУ Ирина Одинец дала интервью, в котором сообщила о замечательных подробностях следственно-оперативного подхода НАБУ. Принцип этих подходов, несмотря на то, что НАБУ создавалось при поддержке Вашингтона, совсем не американский. А – правильно, чекистский, из 30-50-х годов прошлого века. Методы эти – похоже, часть генома всех правоохранителей бывшего СССР, в каких бы новых органах они ни работали.

«Стараются придумать, как сдвинуть расследование с мертвой точки. Решили недавно то ли завербовать, то ли склонить к сотрудничеству одного из действующих работников Комиссии. Разговор свелся к тому, что «дайте хоть кого-то, у кого был конфликт с Дмитрием Вовком» (экс-глава НКРЭКУ, под руководством которого в марте 2016 года была принята формула «Роттердам+»), и мы тогда сделаем вам «теплую ванну». В смысле, у вас будет все хорошо, если вы найдете обиженных на Вовка людей, которые бы могли что-нибудь по нему рассказать, что можно использовать в деле. То есть, речь уже не идет о том, чтобы выяснять какие-то аспекты, связанные с формулой», — рассказала Одинец.

То есть, донесите на вашего начальника или коллегу, а лучше – докладывайте постоянно, и – мы вас трогать не будем. Ничего нет по формуле? Не беда, давайте все, что есть, любую компрометирующую информацию. Был бы человек, а статья найдется.

А вот еще прекрасное. Судя по всему, НАБУ после двух лет расследования собирается выдвинуть подозрения руководству НКРЭКУ по двум разрывающим унылые юридические шаблоны поводам. Первый – что новое руководство НКРЭКУ «продолжило преступный заговор» с ДТЭК и не отменило «Роттердам+». Хотя каких-либо оснований отменять методику у регулятора не было.

Напротив – все проведенные экспертизы, в том числе КНИИСЭ и Института экономики и прогнозирования НАНУ указывали на отсутствие нарушений законодательства в применении формулы.

Второй повод не менее эффектен, и просто поневоле вновь отсылает нас к затхлым подвалам сталинского следствия. Оказывается, руководство регулятора, вы не поверите, общалось с игроками рынка, в том числе – ДТЭК. Вот это да! Чистая 58-я статья УК РСФСР. По двум пунктам: 58-10 – пропаганда или агитация, опасные разговорчики. И 58-14 – контрреволюционный саботаж. Должны были отменить, но не отменили.

То есть, в трактовке НАБУ, которую озвучивает следствие, уже сам факт знакомства руководства с игроками рынка является признаком преступления. Как говорит в интервью Одинец, «вся логика детективов строится именно на этом. Они говорят: “ну вы же знали, ну вы же могли…». И делают вид, что не понимают, что рынок энергетики закрытый и узкий. И все люди, которые работают на рынке не один год, друг друга знают. Как правило, либо из Комиссии уходят работать в частный сектор, либо наоборот — из частного сектора идут в Комиссию или министерство.

Например, есть совет оптово-розничного рынка электроэнергии, членами которого являются все директора больших компаний, а также представители комиссии, министерства энергетики, Антимонопольного комитета. Понятно, что они все знакомы».

Однако понимание в данном случае не является мотивом следствия. Следователям Берии тоже было понятно, что академик Вавилов не ведет «диверсионно-вредительскую работу» и не занимается шпионажем. У них был приказ, и они работали. Как могли. Детективы НАБУ тоже все понимают. Но другого выхода у них нет. А есть приказ от Сытника, который в большой тревоге.

Потому что Зеленский же грозно так, а, главное – публично, заявил, что дает три месяца НАБУ и САП, «чтобы начать эффективно работать». Тут уж не до формальностей. Да, Артем Сергеевич? Гипс снимают, клиент уезжает. Надо давать хоть что-то. Хоть как-то.

Потому что дать Богдану (конечно, Богдану, а не Зеленскому) результат – это надежда сохранить кресло. А без кресла у токсичного директора НАБУ будет совсем нехорошо. Расследование ФБР о вмешательстве в выборы в США, расследования ГБР по взятке от Крючкова и отдых в охотничьем угодье «Полесское-Сарны» за счет одного авторитетного пацана из Укрспирта.

Целью всей этой операции является не только дешевая электроэнергия для Коломойского, но и контроль над рынком. Коломойский в очередной раз хочет показать, что теперь он банкует. Хочется выглядеть страшным и могущественным. Но пока то, как Игорь Валерьевич через Богдана и Сытника пытается кошмарить НКРЭКУ и конкурентов, выглядит смешно. В отличие от РФ, в Украине власть меняется часто, и бизнес научился выживать. И попытки устроить ручное управление в стиле Януковича Коломойским – это фекалии в презервативах от Игоря Валерьевича. И добросить их, как в случае с парадом, не удастся. Просто потому что время уже не то, и нельзя в году 2019-м вот так взять и устроить 2013-й.

Ну а пока директор цирка решает вопросы о цене гастролей, на арене зрителей веселит клоун. Борьбу титанов пародируют карлики. Президент Зеленский заявил, что «договорился с Ахметовым об отмене формулы «Роттердам+». Внимание, Артем Сытник!

Налицо факт преступного сговора! Гражданин Зеленский заявил, что с использованием служебного положения отменил постановление независимого регулятора, согласованное с АМКУ и Кабмином. Эй, кто-нибудь в окружении президента! Объясните Владимиру, что отмена постановлений НКРЭКУ не входит в его полномочия. И, кстати, советник президента Герус заявил, что Роттердама+ давно нет. Так что – что вы там отменили, Владимир?

А вот что есть – так это растущий дефицит угля на складах ТЭС, которые за 3 недели июня снизились на 14%. В Европе обвал цен на уголь. И в «Укрэнерго» видят «критические предпосылки для возможного ограничения потребителей». То есть, веерных отключений. Может, президенту стоит заняться вопросами реальной энергетической безопасности страны?

НАБУ Н К Р Е К П Спеціалізована антикорупційна прокуратура НЕК «Укренерго» — NPC Ukrenergo Адміністрація Президента України Кабінет Міністрів України

Сергей Федорчук, Национальное бюро расследований Украины

 

Источник

Click to comment

Оставить комментарий

Популярные новости

To Top